Написать письмо в AllVideo

АНАТОМИЯ

НИЧТО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО...

Господи, как уже надоели все эти склизкие слизни и неуспокаивающиеся покойники! Тоже мне ужасы. Другое дело – чистенький городок и милая семейка. И, заметьте, никакой страшилковой музыки. Вместо нее – милая Франка Потенте, та самая, которая "Беги, Лола...". Правда, это-то как раз настораживает. Поскольку есть женщины не только в русских селеньях. И Франка в кинематографе, похоже, как раз из тех, кто теперь будет постоянно коня на скаку останавливать и входить в горящие избы... Ну или хотя бы влипать в разные истории. Причем отнюдь не в качестве беззащитной жертвы.

Впрочем, жертвы будут. Но еще не скоро. Говорю же – милая атмосфера. Никто на нервах заранее играть не пытается. Я даже повертела в руках коробку от кассеты, сомневаясь в том, тот ли фильм смотрю (тот! "Анатомия" называется). То есть добрая треть от начала – мятущаяся девушка, обдумывающая житье. Стоит ли ей ехать на стажировку в институт в другой город, если любимый дед при смерти в больнице? Ужасная проблема, да? А вы не иронизируйте – проблема действительно серьезная, попробуйте себя на место героини поставить... Ну, дед, естественно, внучку на исинный путь наставляет – институт-то престижный, не каждого туда приглашают, после этой стажировки перед молодым врачом любая дорога открыта. Внучка утирает слезы прощания и едет. И все это, обратите внимание, без темных теней в углах и зловещего хохота...

Далее героиня прибывает в институт... Правильно, вот тут-то нас, размякших и уже почти ни на что не надеящихся, и берут ежовыми рукавицами. Поскольку в "анатомичке" института есть группа весьма подозрительных людей. Которая проводит эксперименты над еще живыми жертвами, причем без анестезии... Страшно, да? Ну, с одной стороны... А с другой – когда героиня добирается до истины, ей пытаются объяснить, что это все для блага человечества. И логика в этом есть. Любая анестезия влияет на организм. То есть врач, в принципе, никогда на самом деле не знает точно, как выглядит и как ведет себя во время болезни, лечащейся хирургическим путем, тот или иной орган. А как же тогда его правильно лечить? Или даже правильно удалять?

Стало быть, во имя тех, кого еще можно спасти, должны немножко потерпеть те, кого спасти уже нельзя. И вот это, если разобраться, настоящий ужас. Потому что проблема такая на самом деле есть... только вот способов решения нет. Вы ведь не согласитесь добровольно покорчиться на хирургическом столе, даже ради оказания услуги благодарному человечеству? И другие тоже желанием не горят что-то. Поэтому в данном институте врачи взяли на себя смелость самостоятельно решать, кто науке послужит в качестве подопытной морской свинки. Однако старались делать все очень аккуратно. А из оставшегося "материала" получались замечательные наглядные пособия.

И все было хорошо. Если бы не паршивая овца, затесавшаяся в академическое стадо. Выскочка, студентишка, маньяк, одним словом. Начал личные проблемы в "анатомичке" решать... Ну а героине только того и надо – тут же побежала. Справедливость восстанавливать. Вот и докопалась. Ну дальше там кровища, трупы в морозильнике, подозрительные типы в прозекторской, острые скальпели и прочая неразбериха.

Есть, кстати, совершенно прелестная интимная сцена, которую точно можно было снять только с очень хорошим знанием анатомии: поскольку обнаженным телом нынче никого не только не удивишь, но даже и не заинтересуешь, эти самые обнаженные тела (которых для известного процесса надо, сами понимаете, как минимум две штуки, причем разнополых особей) сняли так, что смотришь с неослабевающим вниманием – как на шараду, головоломку, в которой из частей целое нужно сложить. И ведь герои не мелькают в порыве страсти так, что на экране сплошной сумбур. Напротив, у героев все нежно и неторопливо. И камера очень неторопливо и бережно это снимает. Но... это рука или нога? Или еще что-то? Анатомию, анатомию учить надо. По возможности – на живых. И в том самом процессе. У оператора с этим, по всей видимости, полный порядок. У героев, в общем-то, тоже.

Я подразумеваю – закончится все в полном соответствии с требованиями жанра. Нормально закончится.

Ну а если бы не тот зарвавшийся недоучка? Ничего бы и не началось? И никто бы не узнал? А кто может поручиться, что на самом деле не?.. Привезут вот вас простенький аппендикс отпиливать... Ага, испугались? Между прочим, одно воспоминание из далекого детства. Вскрывали мне в больнице фурункул. Глубокий. Резать надо было. Резали. Рядом толпа студентов стояла – и врач неторопливо резал и неторопливо объяснял, что и как он делает, стараясь, чтобы им получше видно было. А укольчик с новокаином мне поставить то ли забыли, то ли не захотели – может быть, он картинку менял, и для студентов с ним все было бы не так очевидно. Взрослый бы возмутился. Я по малолетству поняла, в чем дело, только тогда, когда встал вопрос о необходимости резать еще один чирей. Разрыдалась, раскричалась, что больно, больше не дамся, мама расспросила меня поподробнее и устроила в больнице большой тарарам... Но вопросы о необходимости подобных операций все равно останутся. И это страшно. Потому что, спасая людей, одними лабораторными мышами не обойдешься...

Аглая МЫШКИНА

 
ГлавнаяГлавная
ГлавнаяНовости кино
О видеотекеО видеотеке
УслугиУслуги
ПравилаПравила
КаталогКаталог
КонференцияКонференция
СсылкиСсылки
О компанииО компании

 
Copyright © 2000-2001 "AllVideo". Все права защищены. Дизайн студии TechArt.