Написать письмо в AllVideo

Гринч - похититель Рождества

БЕДНАЯ, БЕДНАЯ МАРТА МЭЙ...

Почему-то мне песенка эта вспомнилась из детского фильма по сказке Астрид Линдгрен: "Бедная, бедная Пеппилотта Рольгардина..." И чем дальше я смотрела фильм про Гринча, тем настойчивее она звучала у меня в ушах. Причем не только потому, что в обоих случаях мы имеем дело со сказкой. А потому, в основном, что Марту Мэй действительно жалко. Публика же, посмеиваясь над похождениями "на лицо ужасного, доброго внутри" Гринча, как-то совершенно упускает из виду судьбу этой милой женщины с отлично сохранившейся, несмотря на возраст, фигурой и длинными ногами. Не уверена, что Марта должна была достаться нехорошему по сути своей мэру, но, право, она заслуживала лучшей участи, чем стать невестой Гринча, пусть даже его и играет Джим Кэрри.

Сказать честно, я вообще не ожидала от сказки про Гринча, что там в наличии будет ко всему и любовная история. Ну ладно еще, когда рисованная Джессика становится женой не менее мультяшного кролика Роджера - во-первых, оба они, в конце концов, на одном целлулоиде изображены, а во-вторых, Роджер хотя бы обаяшка, пусть и без царя в голове. Но чтобы живая, нормальная - даром что сказочная - женщина выбрала это зеленое мохнатое чучело! Знаю я, знаю про всех "красавиц и чудовищ". Однако ж, согласитесь, большинство чудовищ из этого разряда на поверку оказываются заколдованными красавцами, да еще и принцами в придачу. В случаях же редких исключений получается, как правило, весьма душещипательная мелодрама (никто, ни один кинокритик не сможет меня убедить в том, что "Кинг-Конг" - это фильм ужасов, о чем когда-то дюже любила писать наша пресса, основываясь, должно быть, лишь на отдельных фотографиях, а не на самом фильме). Никак не рождественская история, для которой было бы вполне достаточно раскаявшегося грешника.

Грешник - это, сами понимаете, Гринч. Он с детства хорошим характером не отличался. И не надо о том, что его дразнили, поэтому приходилось огрызаться. Тетушки, например, его очень даже любили. А взамен получали только пакости. В классе он тоже среди примерных не числился, так что стоит ли удивляться некоторому э-э-э... прохладному отношению со стороны однокашников. Достигшему апогея как-то под Рождество, когда Гринча вдруг разобрало на поступок возвышенный - он трудился не покладая рук, дабы сделать подарок девочке, которая ему нравилась, уже упомянутой Марте Мэй. Одноклассники же его высмеяли вместе с подарком, после чего Гринч и сбежал в горы от всего остального народонаселения.

Прошло так много лет, что эти самые одноклассники успели не только подрасти, но и собственными детьми обзавестись. Имя Гринча за это время стало нарицательным: "Кто прибежит последним - тот противный Гринч". Его, в общем-то, и не видит никто - в легенду превратился. Но вот очередное Рождество, очередной взрыв мизантропии у Гринча - и сюжет завертелся. Находится, как и положено в сказке, добрая душа - девочка Синди Лу. Она пытается доказать согражданам, что не так страшен Гринч, как его малюют. И они даже проникаются ее энтузиазмом, вот только Гринч, как всегда, сам все и портит. И снова в горы сбегает. Но потом, конечно, приходит в себя и обратно в город... Все счастливы и ликуют. Даже Марта Мэй, которая отвергла руку и сердце мэра и решила ответить взаимностью на притязания Гринча. Вот только... все ли она о нем знает?

Зрителям-то показали все. Например, как он ходил нагишом перед маленькой девочкой Синди Лу. Совсем нагишом, если кто не понял. И то, что он зеленый, положения не спасало. Положение спасал разве что клочок волос, несколько прикрывающий Гринча спереди. Сзади его старались не показывать - должно быть, зрелище получилось омерзительным даже для закаленных кинематографистов. А брюхо Гринча? Если найдется хоть одна женщина, которую прельстит такое зрелище, ей стоит сходить к сексопатологу, право слово.

Да, в фильме есть очень забавные моменты - например, разговор Гринча с эхом, которое безропотно повторяет все сказанное, как положено ему по статусу. И только на фразу "Я идиот!" реагирует тонко: "Ты идиот!" Или расписание дня Гринча, которому позавидовал бы и барон Мюнхгаузен. Помните? Где он планировал совершение подвигов? Ну так у Гринча отведено место под "вольную борьбу с самим собой" и прочие нужные вещи. А уж снятая рапидом ("замедленной съемкой") попытка убежать от гигантского взрыва крохотной автомашинки... Вот и придерживались бы этих милых хохм, не напрягались по части личной Гринчевской жизни. Так нет ведь, не удержались. И поэтому остается только посочувствовать Марте Мэй, потому что рот, полный каких-то мелких таракашек, - это, вполне возможно, смешно. Но только не в том случае, если надо целоваться. А ей-то придется... Бедная, бедная Марта Мэй...

Аглая МЫШКИНА

 
ГлавнаяГлавная
ГлавнаяНовости кино
О видеотекеО видеотеке
УслугиУслуги
ПравилаПравила
КаталогКаталог
КонференцияКонференция
СсылкиСсылки
О компанииО компании

 
Copyright © 2000-2001 "AllVideo". Все права защищены. Дизайн студии TechArt.