Написать письмо в AllVideo

Симона

ГАЛАТЕЯ XXI

Первыми, между прочим, именно актеры и просекли, куда ветер дует. Пока режиссеры и сценаристы, медленно ворочая мозгами, думали о том, что сулят им новые технологии, актеры быстренько провели закон о том, что ныне живущих виртуальными делать нельзя. То есть как Ким Бесинджер в "Холодном мире" (он же в разных переводах "крутой", "классный" и "отмороженный") - можно. Она там в двух ипостасях существует - и как рисованный персонаж, и как живой человек. А вот чтобы взять, к примеру, Джека Николсона, да и создать его виртуальную копию, чтобы ни миллионных гонораров не платить, ни тяжелого характера на съемочной площадке не терпеть - этого ни-ни. Так что и платить, и терпеть придется. По крайней мере, пока. До тех пор, пока все необходимые технологии не удешевятся настолько, чтобы можно было в кино совсем без живых актеров обходиться, создавая полностью виртуальных кумиров. Пока-то "Последняя фантазия" в такую копеечку влетела, что от подобных экспериментов временно решили отказаться. Но... но Голум и Добби "играют" столь хорошо, что впору "Оскара" давать. Так что правильно актеры подсуетились-то, правильно.

Зато режиссеры и сценаристы наконец-то тоже догнали и решили, раз уж пока нельзя совсем без актеров в жизни, так можно на эту тему хотя бы в своих произведениях. И появилась "Симона". Говорили об этом проекте много, потом последовал вздох разочарования... а вот в чем это разочарование заключалось, я, признаться, так и не поняла. Разве что ожидалось-то пришествие в роли главной героини виртуального же персонажа, однако когда подсчитали, во что это выльется, приняли решение, что виртуальную актрису должна играть живая. Такие вот забавные выверты современных технологий. Однако идея фильма как такового от такой "перестановки" хуже не стала, а уж Аль Пачино в главной роли вообще интересен всегда, какого бы уровня не был проект с его участием. Равно как публике всегда интересно "кино про кино", которое мы как раз и имеем.

Итак, режиссеру Виктору Тарански во как надоели закидоны ведущей актрисы, с которой он обычно работал. Разругались они, поделили, образно говоря, немногие оставшиеся целыми горшки, после чего актриса гордо удалилась, уверенная в том, что никуда режиссеру от нее не деться - прибежит как миленький. А тому бежать неохотаааа... Однако пришлось бы, если б не случай. Случай предстал в виде компьютерщика, которому удалось создать виртуальную диву. Так Тарански вместо старой головной боли получил новую, правда, несколько иного свойства..."Актрису" нарекли Симоной, кстати, в оригинале это имя прописано так, что похоже на компьютерный код, благо английский язык это позволяет, а русский - нет. Виктор объявил, что нашел некий самородок, но девушка, мол, скромница и вообще увлечена исключительно работой, поэтому никакой прессы. Более того - даже никакого общения с партнерами по фильму. Тем паче что компьютерная обработка отснятого материала позволяет совмещать в кадре актеров, которые в жизни друг друга и в глаза не видели. Собственно, весь фильм крутится по преимуществу вокруг реально существующих достижений - вспомним хотя бы те "перволасточковые" кадры из "Форреста Гампа", где президент пожимает руку главному герою. И ведь когда это уже было! С тех пор много мегабайт утекло... Вот программка, с помощью которой виртуальной девушкой может подобным образом оперировать один человек, пока что фантастика. Не думаю, однако, чтобы так уж надолго.

В общем, в одинокой комнате Виктор собственноручно творит искусство, а Симона, разумеется, максимально послушна его желаниям. Идеальная актриса: всегда абсолютно точно знает, чего же хочет режиссер, даже когда он сам в этом до конца не разобрался; никогда не перечит, никогда не устает, никогда не закатывает скандалов. Фильм вышел - критики возопили, узрев новый талант. Виктор оказался как бы и ни при чем. Он же не может сказать, что фактически сам отыграл эту роль! Роль сыграла Симона... Дальше - больше. Фанаты, поклонники, другие фильмы... Вот уже и мировое турне - и Симона наконец-то появляется перед жаждущей ее увидеть толпой. Разумеется - иначе для чего же существуют голографические проекторы? "Сто тысяч легче убедить, чем одного", - говорит Виктор, но еще сам не догадывается, насколько он прав. И насколько права его дочка: "Обман люди могут простить, а вот правду - не всегда". Правда Виктору заказана, он слишком постарался. Между тем существующее положение начинает его тяготить - про него как про режиссера уже практически забыли, забыли, что актер в любом случае - только инструмент в руках "высшего творца". Что же делать?

Вначале Тарански пытается развенчать Симону в глазах публики: он готовит интервью с ней, где она говорит совершенно чудовищные для общества сверхполиткорректности вещи. Например, рассуждает о жареных с чесноком дельфинах. Он ожидает, что в его создании признают монстра, но общественность вздыхает в едином порыве: "Она абсолютно искренна!" - и нарекает Симону персоной года. У Виктора требуют новых и новых интервью с Симоной, ему снова и снова приходится что-то изобретать... Вот уже дива сообщает о своем первенце по имени Чип (ха-ха! Но, разумеется, народ не понял даже столь прямого намека), вот она говорит, что подумывает о карьере политика (вспомним Рейгана, а теперь еще и Шварценеггера! Что ж - первый виртуальный президент, вполне возможно, действительно будет в США), а вот она сама снимает кино... Назвав его "Я - свинья". Разумеется, кино снимает Виктор, он пытается сделать его настоящим антишедевром... это на волне-то всеобщего поклонения новому идолу? И тогда Виктору приходится идти на убийство... Вот как рождаются кровавые преступления!

А дальше начинается настоящая сказка. Потому что для убийства Виктор зачем-то пишет какой-то вирус, пожирающий драгоценную программку, и созерцает на экране, как постепенно исчезает прекрасное лицо. Понятно, что процесс разрушения вирусом трепетной девы должен быть визуальным для пущего нагнетания напряжения - мы ж не просто так сидим, мы кино смотрим! Но непонятно, зачем для уничтожения программы вообще нужен вирус. Даже если какие-то файлы сопротивляются уничтожению - переформатируй диск. Все. Аут. Ан нет! "Сделайте нам красиво!" Что ж, красиво, драматично. Еще больше драматизма придает прогулка Тарански к некой бухточке, в которой он топит чемодан со всеми дисками, дискетками и прочей мишурой. Режиссер - что с него взять. Привык к мелодраме. Зато потом можно на голубом глазу утверждать, что всеобщая любимица скончалась от смертельного вируса. Не соврал же!

Однако поверили не все. А кто не поверил - заподозрили. И вот уже детектив допытывается у Виктора, куда делась актриса. Тот пытается выудить злополучный чемодан, чтобы доказать, что актрисы-то не было (как же! Не было! Есть уже масса людей, которые лично держали ее за руку, гуляли с ней при луне, общались, в общем... Потому как, во-первых, есть же люди, которые и с инопланетянами общались, а во-вторых, Виктор, когда еще только пытался придать достоверности сотворенному им образу, предпринял и в этом направлении кой-какие шаги на горе себе). И тут... тут кино уже в открытую восстает против своего создателя - во вполне обжитой бухте, где покачивается яхта, вдруг обнаруживаются... акулы! Бунт киномонстров... Впрочем, чемодан выуживают в конце концов. Только вот он пуст. То ли высыпалось все из него, то ли у Виктора просто глюки были - примерещилось, что он что-то там топил. А вот суровый приговор за убийство ждет его в реале... Но...

И снова то самое "но", с которого и началась эта история. Компьютерщика, правда, уже нет в живых, однако дело его не умерло. Правда, в продолжение сказки гениальная программа, материалы к которой забили целый чемодан, оказывается, вполне умещается на одном-единственном диске, более того - восстановление Симоны идет тоже визуально, причем в строго обратном разрушению порядке (откуда, интересно, на этом диске оказалась тогда запись разрушения? Сказка, сказка...).

Тоже, в общем-то, отсыл к кино - это ведь там можно просто прокрутить пленку назад. Кино простило своего слугу. И спасло его. Только вот счастлив ли он, обретя такой вариант спасения? "Ты сделал Симону? Виктор, это она сделала тебя!" - восклицает бывшая жена героя, с которой, похоже, у него все может наладиться. В XXI веке не Пигмалион создал Галатею - она его. И оказалась более живой, чем тот, кто ее сотворил. Но Элейн, та самая бывшая жена, говорит и другое: "Все актеры - чья-то выдумка". Круг замыкается. Впрочем, кинопленку ведь тоже можно "закольцевать"...

Аглая МЫШКИНА

 
ГлавнаяГлавная
ГлавнаяНовости кино
О видеотекеО видеотеке
УслугиУслуги
ПравилаПравила
КаталогКаталог
КонференцияКонференция
СсылкиСсылки
О компанииО компании

 
Copyright © 2000-2001 "AllVideo". Все права защищены. Дизайн студии TechArt.